Здравствуйте, я ваша ведьма! 6 страница

Хорошо хоть не зима. Все-таки утешение. Я зябко поежилась и направилась в близлежащие кусты, крепко сжимая рукоять эльфийского меча. Может, это и проявление паранойи, но в лесу по определению полно дикого зверья, а еще вчера ночью неподалеку ошивался оживший мертвец в поисках уворованного мною клинка. Так что зря рисковать не стоило. Лучше прослыть ненормальной, чем проснуться мертвой. Или мертвые вообще не просыпаются? Словом, неважно.

Стоило мне присесть, как ветки кустарника покачнулись и обдали холодным душем с ног до головы. Я все еще пинала злосчастные кусты, когда на плечо мягко опустилась чья-то рука. Короткий визг, и я зарядила не ожидавшему от меня такой прыти нападавшему локтем в солнечное сплетение. Его скрутило. Слово. Вспышка магии. Скрутило меня.

«Обалдеть», – успела подумать я. Потом наступила темнота.

– Отдай меч…

Проснулась я неизвестно где. Долго лупила глаза, пытаясь припомнить, куда, собственно, занесла меня нелегкая. Результаты перестали радовать с первой же минуты. Судя по решеткам вокруг – я в тюрьме, причем на жестком деревянном полу при полном отсутствии матраса или захудалой подстилки. Соломы пожалели, гады. Я попыталась подняться на ноги. Пол качнулся. Я шмякнулась на пол. Надо же. Летающая тюрьма. Круто. И что я такого вчера накуролесила?

Память зияла пугающей пустотой. Так. Хреново. В лесу гуляли. Зачем? А… Искали лабораторию. Не нашли. Зато нашли Горыныча и попросились переночевать. Уже кое-что. Помню, как вышла из пещеры, как пинала окативший ледяной водой куст, а дальше…

С тяжелым вздохом почесала лапой за ухом.

– А-а-а!!! У меня лапа! У-уй! Волосатая!

Я в ужасе заметалась. И сделала еще более пугающие открытия. Первое – у меня целых четыре лапы и один коротковатый, на мой взгляд, хвост; я покрыта черной шерстью от ушей до хвоста и нахожусь в огромной клетке, подвешенной под потолком в незнакомом помещении с каменными сырыми стенами. Полный абзац. Как такое могло случиться?

– Очухалась? – послышался из темноты вкрадчивый голос.

– Ррр! – выдала я, вместо обычного «А ты кто такой?».

– Ничего не понимаю, – закручинился обладатель голоса. – Надо было в волчицу превращать. Волчий язык знаю, а в рысьем ни бельмеса.

– Ррр! – (читай «Ах ты гад! Да я тебя!..») взбеленилась я.

Тело напружинилось, взметнулось в воздух, но кованая решетка приняла жестко и отбросила назад. Клетка заходила ходуном. Я заметалась внутри, досадуя на собственную беспомощность.

– Ага! – радостно рассмеялся собеседник. – Охолонула, киска. Небось в таком облике колдовать несподручно.

Это еще почему? Я выпустила когти, начертила в воздухе знак открывающего заклятия, подкрепила мысленным образом и прорычала заклинание. Замок коротко щелкнул, дверца услужливо распахнулась. Молодец мужик, что напомнил. А то я и забыла, что в Академии обучалась. Правда, я снова смухлевала, применив запретную магию, но ведь никто не узнает. Надеюсь.

– Этого не может быть, – опешил мужик.

Обнаружив перед собой изумленного мужика, которого в последний раз видела в гробу, правда, без белых тапок, я озверела окончательно и бесповоротно.



– Ррр!

Офигевший от такой неожиданности мужик в один прыжок был сбит с ног и пригвожден к полу моим гибким лохматым телом. В ход пошли когти, зубы.

– Слезь с меня, ненормальная! – вопил мужик. – Если убьешь, останешься кошкой!

Кем? Я обалдела. Но с противника слезла. Окинула покойного задумчивым взглядом. Хорош. Жаль, что покойник. Какие гены пропадают. Даже потрепанный, исцарапанный и всклокоченный, он словно сошел с картины. Прям хоть сейчас в рамку и на гвоздик как шедевр мировой культуры. Немного раскосые явно эльфийского происхождения изумрудные с золотыми вкраплениями глаза смотрели недоуменно, словно мужчина никак не мог понять, что за зверь сидит напротив и как он (вернее она) посмел учинить подобное.

Сильная рука с длинными пальцами взметнулась вверх. Я на мгновение зажмурилась, ожидая удара по морде. И почему не отпрыгнула? А он пригладил пятерней растрепанные волосы и с удивлением уставился на оставшуюся в пальцах прядь.

– Ты мне клок волос вырвала, – удивился он.

Я тебе еще не то могу вырвать, если не колданешь обратно. Это я прорычала и выразительно уставилась на оппонента. Он понял. Надо же. Интеллект растет прямо на глазах.

– Извини, но после пробуждения моя сила пока… не очень.

И как это понимать – не очень? Для пущей убедительности помахала когтистой лапой перед его лицом. Угроза насилием как-то способствует взаимопониманию сторон и резко повышает активность мозговой деятельности.

– Только не надо угроз. – Мужик с опаской скосил глаза на выпущенные когти и осторожно отодвинул мою конечность в сторону, от греха подальше. – Лучше меч отдай.

Ну-у нахал… Меч ему, видите ли, подавай. А где ж я его возьму? По нужде выходила с ним. А куда он после подевался – не знаю. Зеленые глаза пристально смотрели на мою задумчивую морду. Я пожала плечами и чисто по-кошачьи чихнула. И как только кошки ходят мохнатыми двадцать четыре часа в сутки и умудряются не чихать от лезущей в нос вездесущей шерсти! С ума можно сойти. Еще за ухом кто-то копошится…

Блохи! У меня блохи!!! Я обомлела и рухнула в обморок.

В чувство приводили не особо церемонясь, просто окатили ведром воды, подхватили под мышки и долго трясли как грушу. Это меня, кого египтяне почитали как божество! Я яростно зашипела и саданула по наглой физиономии оборзевшего покойника когтями. Тот завопил, а я грозно зашипела и выгнула спину дугой. Молодец я! Вон какие царапины набухают кровью. Жаль, всю щеку отхватить не удалось…

Меня соизволили позвать к обеду. Это радовало. Щедрость моего похитителя просто не имеет границ. Лично я после такого членовредительства просто заперла бы неуправляемое животное в подвале, а ключ выбросила в быстротекущую реку. Но нет. На пороге появилась служанка явно эльфийского происхождения, окатила меня презрением с ног до головы и сквозь зубы пригласила отужинать с господином в зале. Девушка (хотя эльфы всегда выглядят так, что об их истинном возрасте приходится только догадываться) была сама вежливость, но ее слова произнесены были таким тоном, что больше походили на оскорбление. Гордо проигнорировав издевку в голосе служанки, я с видом персоны царских кровей прошествовала за ней.

Шли долго. Унылые коридоры сменяли один другой. Серые каменные стены, узкие проходы, вызывающие скорее приступ клаустрофобии, чем мысль о домашнем уюте, повсюду следы запустения, сырость и плесень на стенах, из плохо заделанных окон невыносимо сквозило. Если люди в Средние века жили в таких условиях – сочувствую. Бедняги постоянно кашляли и ходили с сопливыми носами.

Зал был огромен, как спортивная арена. Исполинский камин, в который можно было запихнуть целое бревно, жарко горел, наводя на мысль о вопиющем нарушении техники пожарной безопасности. Огромный стол радовал изголодавшийся взгляд числом и разнообразием блюд. Серые стены задрапированы гобеленами с искусно вытканными героическими сюжетами, типа рыцарь мочит дракона, рыцарь гасит грифона, рыцарь терзает мантикору. Убиваемых чудищ множество, а изображаемый сюжет попахивал однообразием. Скучно, друзья мои, постоянно любоваться на художественную шинковку бедного монстра распоясавшимся верзилой в железяках, со зверским выражением на лице. Невольно проникаешься сочувствием к убиваемому редкому чудищу. Его бы в заповедник на ПМЖ.

Вперемешку с гобеленами то тут то там висели разнообразной формы щиты, шлемы, различное оружие – от алебард до арбалета. Словом, дизайн – помесь столовой с оружейной. Но ничего, миленько. Хотя если у мужика столько мечей, что он ко мне прицепился? От него же не убудет, а мне приятно. И какая-никакая память.

Внимание привлекло большое, в человеческий рост, зеркало. Ну-ка, ну-ка… Я с трепетом уставилась в стекло. Из Зазеркалья на меня таращилась крупная рысь черного цвета. Никогда не встречала черных рысей.

Мне снился необычный сон. Кому-то может показаться, что ведьмы все время имеют возможность созерцать в своих снах что-нибудь необычное, но это далеко не так. Если ты не обучаешься на факультете предсказательниц и не пытаешься вызвать видения намеренно. Кстати, занятие это очень опасное, но приятное. Предварительная подготовка включает в себя принятие внутрь зелий на основе различных галлюциногенов и воскурение благовоний того же сорта, в итоге в астрал выпадают изрядно обкуренные и поплывшие люди.

Во сне я шла по светлому густому лесу. Стояла дивная золотая осень, на диких яблонях налились удивительно крупные яблоки. Несмотря на время года, аромат цветущих деревьев кружил голову и вызывал недоумение. Откуда в лесу цветущие деревья вперемешку с плодоносящими? Мы же не в тропиках каких-нибудь.

Он стоял на самом краю обрыва над голубой лентой реки. Длинные рыже-каштановые волосы влюбленно треплет ветер. Никогда не видела у мужчины волос такой длины. Обычно коса до пояса – гордость женщин. Он оборачивается, и я понимаю… Эльф. Передо мной стоит представитель эльфийского народа. И дело не в высокой тонкокостной гибкой фигуре, не в совершенстве черт лица, просто острые уши встречаются только у эльфов, реже у полукровок.

– Как тебя зовут? – Голос глубок и прекрасен, как журчание прохладной воды в знойный полдень.

Мне стало обидно. Невольно почувствовала себя в соседстве с его совершенством нескладным подростком, узревшим кумира во плоти.

– Меня не зовут. Сама прихожу.

Он закинул голову и рассмеялся:

– А ты с чувством юмора, девочка.

Я оскорбилась. Нашел девочку. Самому-то сколько лет? Заглядываю в глаза… Мать честная! На юношеском лице сверкали всеми оттенками фиалки глаза, повидавшие не одно столетие, а может, и тысячелетие. Да кто он?

– Я Ахурамариэль, – говорит он.

– Виктория Загнибеда, – тихо вздыхаю я. – Можно просто Вика.

– Ну, Вика, хочешь стать воином?

Вопрос остался без ответа. В реальности косорукая служанка грохнула увесистое бревно прямо на мой беззащитный хвост. И чего одна перла? Дура. Если поднять не в состоянии, позови кого-нибудь. Неужели других слуг в замке нет? Впрочем, кроме вчерашней служанки, я никого и не видела. Мой оглушительный мяв заставил служанку вздрогнуть, и бревно рухнуло на хвост еще раз. Повтора я уже не перенесла.

Служанка узрела мои полные боли и обещания медленной, но очень мучительной смерти глаза, тоненько взвизгнула и рванула из зала. Я задержалась на несколько секунд, чтобы выдернуть злосчастный хвост из-под бревна, и бросилась в погоню за нахалкой. Все. Поймаю – убью.

Несмотря на благородство происхождения, эльфийка удирала с завидной скоростью, почти не притормаживая на поворотах, изящно огибая возникающие на пути препятствия и умудряясь сохранять при этом царственную элегантность, будто совершала всего лишь утренний моцион, а не удирала со всех ног от разъяренной хищницы. Я летела легким скоком, дыша в затылок жертве, сбивая по пути все, что попадало под лапы: столики, тумбочки, вазы с цветами. Если неудачно вписывалась в поворот, срывала гобелены, портьеры, картины…

На свою беду, рыжий вышел из комнаты и опешил, увидев несущуюся на него служанку. Служанка взвизгнула и проскочила сквозь него. Я не обладала такими свойствами, поэтому просто сшибла мужика с ног. В несколько секунд противник был искусан и исцарапан. Меня грубо отбросили, я тихо сползла по стенке, не без удовольствия любуясь творением лап своих.

Лицо противника исцарапано, одежда разорвана в клочья, волосы всклокочены и изрядный клок намертво стиснут моими челюстями. Класс! Тьфу! Рыжий локон мягко опустился на пол.

– Совсем сдурела? – вместо приветствия поинтересовался эльф.

Я проигнорировала вопрос и тон, каким он был задан, мягко поднялась на лапы и сладко потянулась, проверяя нанесенный гибкому телу урон. Спину слегка ушибла. А так… Я чутко прислушалась к организму. В норме. Эльфу досталось гораздо больше. Словом, сделал гадость – на сердце радость.

Стоп. Интересно, а как служанка умудрилась просочиться сквозь собственного хозяина? Я, конечно, понимаю – магия эльфов и все такое. Но на заклинание у нее было слишком мало времени. Загадка природы.

Спустя полчаса эльф привел себя в порядок; он сменил рубашку и штаны на новые, смазал царапины лечебным бальзамом. Затем занялся интересным делом: увлеченно потащил меня за хвост из замка. Я отчаянно сопротивлялась, оставляя за собой двадцать глубоких борозд от когтей. Не дам выгуливать меня без надежды на завтрак! Урчание в животе полностью подтвердило мою теорию. Меня вытащили из замка, миновали огромный двор, кишащий обалдевшей от такого зрелища челядью, проволокли по подъемному мосту. Как только мы миновали дивный образчик средневекового зодчества, мост со скрежетом подняли, сведя мои шансы к возвращению с целью позавтракать практически к нулю. Садист. Морить меня голодом! Я громко, отчаянно рычала.

– Вернешь меч – расколдую, – был ответ.

Аргумент веский. Только вот меч… Где же я его возьму?

– Не вздумай говорить ему про нас, – предостерег голос внутри меня.

Про нас? – искренне изумилась я.

И удивленный эльф получил возможность созерцать мои неестественно округлившиеся глаза. Он истолковал обалдевшее выражение морды по-своему:

– Не волнуйся, расколдую. Я же не изверг какой.

Не изверг? Да неужели! А кто волок меня за хвост через весь замок, словно провинившуюся шавку? Попыталась шевельнуть хвостом и поморщилась от боли. Чуть не оторвал, зараза.

– Извини, но так было надо, – оправдывался эльф.

Точно. Мне чуть не выдрали с корнем хвост исключительно ради моего блага. А я-то, глупая, начала было волноваться.

Шли недолго. Другими словами, заблудились в рекордные сроки. Но радостно прущий через чащобу эльф никак не желал признавать свершившееся фактом. Это у него называлось «идти короткой дорогой». Ну и что, что лезем по непроходимому бурелому? Право, какие пустяки! Порванная одежда? Фи! Какие мелочи. Репьи в шкуру набились? Ерунда полнейшая.

Мне попался какой-то неправильный эльф. Обычно (судя по книгам) эта братия прекрасно ориентируется в лесу. Да-а-а. Положеньице. Единственный встреченный мною представитель волшебного народа оказался идиотом.

Где-то часа через два мы остановились у подножия неизвестной горы и принялись сверлить ее взглядом. Гора поддавалась плохо. То ли оказалась особо устойчивая к посторонним взглядам, то ли мы плохо на нее таращились, но она стояла, и все. Эльф тяжело вздохнул.

– Придется лезть, – констатировал он.

Нет уж. Дудки. Если ему так приспичило заняться скалолазанием, то я пас. А он нехай лезет. Может, найдут его останки горные орлы в какой-нибудь пропасти, а я жить хочу.

Эльф принялся карабкаться вверх. Упертый, гад. Этот упрямый родственник мулов преодолел несколько метров, прежде чем соизволил обратить внимание на мое отсутствие.

– Ты что? – удивленно поинтересовался он.

Я похожа на горного орла?

– Ха-ха! – ехидно прозвучал все тот же голос. – Скорее, на горную козу.

Он что, издевается?

– Точно.

Ни фига себе! Кажется, у меня раздвоение личности. А дурдомы для сумасшедших рысей бывают?

– Только для ненормальных ведьм. И то – по большому блату, – утешил голос.

Эльф продолжал свои увещевания. Звучало это так: ты хорошая кошка… траля-ля… ты можешь сделать это… траля-ля-ля… а вот я что с тобой сделаю, если в гору не полезешь… Ничего оригинального. Обычный набор: побью, за уши протащу, хвост оторву, в жабу превращу и прочее и прочее. Фантазия у мужика слабовата. Немудрено – столько лет в фобу пролежал, мозги усохли. В ответ на его длинную тираду я демонстративно зевнула, показав внушительные клыки, смачно потянулась, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, и спокойно улеглась на землю. Обличительная речь эльфа могла затянуться, а в ногах (читай: лапах) правды нет.

Я проснулась от странного ощущения, будто меня куда-то волокут. Вскочила, зашипела. Однако действительно волокут! Стоило задремать, и этот горный козел, возомнивший себя эльфом, нагло воспользовался моей временной беззащитностью и, ухватив за холку, совершил попытку утащить за собой в гору. Ха! Пупочек развяжется. Я смачно зевнула и снова расслабилась. Конечно, небольшой дискомфорт от грубого обращения с моей (надеюсь, временной) шкурой ощущался, но пешком топать ох как не хотелось. Пусть себе тащит, раз сил девать некуда.

Эльфа хватило надолго. Примерно на полгоры. Дальше – все. Как два изваяния, мы застыли на горной круче, и ни туда ни сюда. Мужик устало вытер вспотевшую от натуги физиономию. Я в сотый раз зевнула, чем окончательно вывела эльфа из себя. Он попытался сбросить меня вниз. Я, разумеется, сопротивлялась. Шлепнуться вниз с этакой высоты? Мы так не договаривались. Эдак от меня останется волосатая котлета.

Эльф был покусан и расцарапан. Минут десять, отдыхая, мы гневно пялились друг на друга. Ладно. До вершины еще пилить и пилить. Нести на руках меня никто не собирается. А если соберется, будет только хуже: две котлеты у подножия горы, одна с черной шерстью, другая с рыжими волосами. Вниз спускаться примерно столько же, зато гораздо проще, чем заниматься альпинизмом без соответствующего снаряжения. Решено. Вниз!

Мягкими прыжками я принялась спускаться. Перепрыгивать с камня на камень совсем несложно. Смотрите, я снежный барс. Р-р-р!

– Черный снежный барс? Оригинально.

Блин. Опять этот голос. Достал уже. А я снежный барс-извращенец! Что, съел? Голос заткнулся. Вот так с ума и сходят.

Где-то на середине спуска я с удивлением услышала шум осыпающихся камней за спиной. Здорово. Надеюсь, этот придурок хлопнулся в пропасть. Я даже притормозила и обернулась назад, чтобы злорадно насладиться зрелищем поверженного эльфа, но… этот гад шмякнулся на пятую точку и нагло скользил, размахивая руками. Не в силах справиться с приступом неудержимого хохота, я рухнула на камни и принялась дико ржать, катаясь по земле и тыча в неудачника лапой. Как оказалось впоследствии, хорошо смеется тот, кто делает это последним.

Этот ненормальный любитель катания с горы врезался в меня, и дальше мы спускались уже вдвоем, причем он умудрился оказаться сверху, а я при этом вопила, что загрызу урода, если целы останемся. Издавая нечеловеческий вой, мы неслись с горы как на крыльях, будто сошли с полотна Сурикова «Переход Суворова через Альпы».

Лес встретил нас многочисленными кустами, на которых осталось изрядное количество моей шерсти. Мы неслись, оставляя в подлеске огромную просеку. Асфальт уложить – и готовое шоссе. В дерево не врезались, и то ладно. Иначе, при такой скорости, нас проще закрасить, чем отодрать.

Мы с триумфом выехали на поляну, где вовсю разыгрывалось сражение. Истребители нечисти были заняты обычным делом: истребляли эту самую нечисть в лице (то есть мордах) пяти волков-мутантов. Огромные клыки, накачанные, как у объевшихся стероидами культуристов, мышцы, не менее впечатляющие когти плюс невероятная скорость движений для таких громоздких тварей. Густая черная шерсть взъерошена, глаза горят неестественным красным огнем. Впечатляет. На фоне зверей-качков горстка истребителей смотрелась слабой и беззащитной. Хотя обычно о них такого не скажешь.

Истошно вопящий эльф, ворвавшийся прямо в гущу сражения верхом на черной рыси, произвел на обе стороны неизгладимое впечатление. Сражающиеся, не сговариваясь, расступились и дали возможность благополучно врезаться в дерево. Уй-ё! Больно же!

Когда перед глазами перестали сверкать искры, летать птички, а в ушах прекратился похоронный звон, мне представилась возможность оценить масштаб сражения, так сказать, из гущи событий.

Магию применяли редко. Одиночные заклятия или фаерболы не наносили назойливым зверюгам ощутимого урона, разве что чихнут разок, и все. Видимо, поэтому истребители решили не размениваться на мелочи и ушли в глухую оборону с использованием подручных средств. Глупо, но мечей ни у кого не было. Обычное оружие истребителей – арбалеты с серебряными стрелами и болтами, мечи и прочие средства упокоения и истребления нечисти охотники благополучно оставили в селе. Предполагалось, что волков в лесу нет. Наивность – штука наказуемая.

Липай разил зверей деревянным дрыном, лихо раскручивая импровизированное оружие вокруг себя. Лисицын не отставал от предводителя, вооружившись бревнышком посолиднее. Мелена с Лешей дружно оседлали ближайшую ель, дразнили оттуда пускающих слюнки монстров и давали залпы еловыми шишками. Весьма метко получалось.

Осмотрев поле боя, пришла к выводу – я здесь лишняя. Пора рвать когти.

– Правильно мыслишь, дорогая. Надо уносить лапы, пока еще есть что уносить, – согласился голос внутри меня. Приятно жить в гармонии с собой… но тут я неожиданно встретилась глазами с монстром. Страшно-то как! Бездонная янтарная жуть с вертикальными зрачками и единственной примитивной мыслью «еда!!!» нагнала такой ужас, что я совершила невозможное. А не надо было пугать! Сами виноваты.

Слово вырвалось само собой. И не какое-нибудь примитивное рычание, а СЛОВО. Изначально оно предполагалось как длинное заклинание, совершенно непроизносимое, которое запомнить еще как-то можно, а вот выговорить – нет. Язык завяжется двойным морским узлом, а челюсть заклинит уже на первом слове. Но страх – великая сила, и я умудрилась вместить все заклятие в единое СЛОВО и произнести его на одном дыхании, за один удар собственного сердца. И вот оно прозвучало. Лес замер в ужасе от случившегося. Земля вздрогнула, загудела, пошла волнами, словно море в девятибалльный шторм. Истребители побросали свои палки, обнялись с волками и ошеломленно уставились на то, что выбиралось из земных недр.

Сначала показались острые ятаганы когтей. Я нервно икнула и села прямо на голову только что очухавшемуся эльфу. Тот было запротестовал, принялся ругаться и умудрился спихнуть меня с собственной головы, только для того, чтобы в ужасе схватиться за нее, бормоча на эльфийском множество ругательств. А ничего загибает. Забористо. Правда, с фантазией напряг и высказывания слегка однобоки, но в целом сойдет. Затем вылезли длинные рога. Судя по размеру, обладатель оных имел метра три роста, а то и все четыре. Следом появился огромный демон с хвостом и копытами, смердящий серой. Словом, все как полагается.

Я смущенно скосила глаза на козлиные копыта и попыталась слинять с поляны, от греха подальше. Не тут-то было. Эльф бдительности не потерял и шустро сцапал меня за хвост. Мой оглушительный мяв опрокинул на землю окончательно офигевших мутантов вместе с истребителями.

– Звала? – поинтересовался демон, пристально разглядывая обалдевшую меня.

Ответить ему я не могла при всем желании, рысь разговаривать не умеет, поэтому я скромно потупилась и неопределенно пожала плечами.

– Понятно. Обижают? – посочувствовал он.

Не ожидая найти понимание у совершенно незнакомого демона, я тяжело вздохнула, сетуя на нелегкую долю, и кивнула. В принципе демону полагалось проорать что-нибудь ругательное в мой адрес, заявить, что без заговоренного круга вызов – чистой воды идиотизм, и разорвать меня на сотню маленьких рысят. А он сочувствует. Приятно, черт возьми.

– Он?! – Острый коготь уткнулся в грудь эльфа.

Мой хвост резко освободился, и я полетела в кусты на противоположной стороне поляны. Меня извлекли из зарослей, встряхнули за шкирку, выбивая запутавшуюся в шерсти хвою, и повторили вопрос:

– Он?

Искушение было велико, но я сдержалась. Дело – прежде всего. Чувствуя себя героиней, ткнула лапкой в сторону волков. Жест расценили по-своему:

– Она?

Коготь указал на Мелену, та тихо вскрикнула и выпала в осадок, хлопнувшись с ветки прямо на офигевшего от такого беспредела волка.

Я отрицательно замотала головой и ткнула лапкой в мутанта.

– А-а-а, – дошло наконец до демона. Наконец-то, а то я уж было забеспокоилась. – Плохие собачки!

Собачки попытались сделать ноги. Не удалось. Их бесцеремонно сгребли за хвосты. Визжащие от ужаса монстры вызывали жалость. Демон запросто помахивал ими из стороны в сторону, как импровизированной плеткой-пятихвосткой.

– Это все?

«А что еще? – ошалело подумала я. – Разве что…» Но как объяснить демону, что мне надо? Я беспомощно захлопала глазами.

– А-а-а, – догадался тот. – Ладно. Помогу чем могу.

Вот это и настораживало. Но не успела я запротестовать, как мелькнула яркая вспышка и… вот она я! Стою на двух ногах и таращусь на собственный хвост… Постойте! Хвост?! У меня?! Длинный и с густой кисточкой в форме сердечка! Ничего себе…

Пока честно пыталась переварить тот факт, что у меня теперь есть хвост, демон спокойно сцапал мою руку с удивительно острыми золотистыми коготками и ловко чиркнул по запястью когтем. Я взвыла. На землю упала капля крови.

– Вот теперь формальности соблюдены. Беда с вами, молодыми ведьмами! Вечно что-нибудь забудете. В следующий раз на вызов без точного соблюдения ритуала не явлюсь. Так и знай.

Он погрозил пальцем напоследок и буквально провалился под землю, унося с собой тоскливо завывающих мутантов.

– Ах да! – высунулась снова рогатая голова. – На твоем месте я бы все-таки оделся. А то народ сильно смущается.

Что? Я опустила глаза и… От моего визга, переходящего в ультразвук, с поляны испарились все, даже кусты гуськом скрылись по направлению к деревне.

Я стояла на берегу реки и с удивлением рассматривала свой новый облик. Такими темпами постоянные превращения войдут у меня в привычку. Засну, например, рысью, а проснусь медведем.

Демон слепил меня, исходя из собственного чувства прекрасного. Словом, из речной глади на меня смотрела демоница. Да-да. Именно демоница. Я уже успела влезть в последнюю пару джинсов. Такими темпами одежды не напасешься. Безусловно, радовало то обстоятельство, что джинсы оказались коротки, и на более длинных ногах смотрелись как бриджи, к тому же болтались на талии немилосердно, а вместо копыт были ступни. Еще один плюс – рубашка на груди еле застегнулась, того и гляди лопнет по швам. Здорово, однако. Фигурка – закачаешься.

Лицо тоже претерпело некоторые изменения в лучшую сторону: губы стали пухлыми и ярко-красными, глаза приобрели миндалевидный разрез, совершенно кошачий зелено-желтый цвет и вертикальные зрачки, а на лбу красовались небольшие кокетливые рожки золотистого цвета, такого же, как и острые коготки на руках. Ладно. Хотя бы нет необходимости делать маникюр и тратиться на лак, вздохнула я и раздраженно дернула хвостом. Картину довершала роскошная грива иссиня-черных волос, блестящим водопадом спускавшихся до талии. И хвост у меня был гораздо лучше маленького хвостишки задаваки Мелены. Словом, я выглядела сексуальной и очень опасной. Класс!

На поляне, где я оставила приходящий в себя после атаки ультразвуком народ, царило странное оживление. Казалось, за время моего непродолжительного отсутствия все резко сошли с ума. Просто групповое помешательство какое-то! Все метались по поляне, убегая от моей сумки, та рычала и пыталась ухватить кого-нибудь за зад. Здорово! Раньше я за своей сумкой подобных талантов не замечала. Правда, охранные чары на нее накладывала. Вот уж не думала, что они сработают, да еще так оригинально. Один кот Васька громко ржал, катаясь от смеха по земле и тыча в марафонцев пушистой лапой.

Команда решила пойти в контратаку. Инициатором военных действий, а также главным разработчиком тактики выступил эльф. Сумку попытались задавить массой. Ее коварно окружили, взяли в кольцо и навалились гурьбой. Послышалось яростное рычание, ругань, женский визг… Мелена с воплями заметалась по поляне, волоча на своем хвосте вцепившуюся мертвой хваткой, грозно рычащую сумку.

Когда смеяться у меня больше не было сил, глаза застилали слезы, а из горла доносилось нечто вроде судорожного икания, меня наконец заметили и попросили унять свою вещь. Я обиженно надулась и заявила, что они сами во всем виноваты. Зачем в сумку полезли? Кто им разрешал?

– Мы же не думали, что ты ее замагичила… – начал было Леша, но получил от Липая яростный тычок в бок и благоразумно заткнулся.

– Это не повод пытаться меня ограбить, – фыркнула я.

– Мы просто искали мой меч, – вставил свое замечание эльф.

Я окатила его ведром презрения и сдержанно заметила, что меча в сумке нет. И если он желает разыскать свою дурацкую железку, то пусть поползает под кустами, где он так любезно превратил меня в рысь.

– Хочешь сказать, меч был с тобой? – тихо поинтересовался эльф.

Я просто кивнула, не удостаивая его ответом.

– Хана, – огорчился Лисицын, – а какой меч был!

– Почему был? – удивилась я.

– Если бы ты чаще читала учебники, не задавала бы глупых вопросов об элементарных вещах. И отцепи наконец свою дурацкую сумку от моего хвоста! – крикнула Мелена.

От ее вопля осыпалась вся листва с близлежащих деревьев, а сами они благоразумно отодвинулись подальше от нашей неуемной компании. Да, как ни крути, лесу от нас один только вред.

– Нельзя просто сказать? – насупилась я, но сумку от хвоста отцепила. Та мгновенно успокоилась и попыталась лизнуть мне руку клочком от Мелениных штанов.

– Если человека превращают в животное, оружие и вещи испаряются, – проронил эльф.

Голос его был полон неизбывной скорби.

– Точно, – подтвердил внутри меня все тот же голос. – Если только оружие не магическое.


8502244771306075.html
8502286705820505.html

8502244771306075.html
8502286705820505.html
    PR.RU™